Правовое сопровождение бизнеса

Арбитраж

Практика арбитражных споров является наиболее насыщенной и сильной практикой в GP&Partners. Наши специалисты ведут более 100 судебных споров в год. Этот опыт позволяет нам постоянно совершенствовать способы защиты интересов наших клиентов и достигать поставленных клиентами целей.

Более 10 лет наша команда юристов отстаивает интересы своих доверителей в арбитражных судах на территории всей страны. За это время у нас выработалось понимание принципов и правил работы судебной системы Российской Федерации.

В рамках арбитражного процесса мы оказываем услуги:
  • Представление интересов в арбитражных судах всех инстанций;
  • Взыскание задолженностей по различным договорам;
  • Взыскание убытков с виновной стороны, в т.ч. с госорганов;
  • Работа с должниками от переговоров до реального взыскания денежных средств;
  • Принятие обеспечительных мер;
  • Строительные споры;
  • Страховые споры;
  • Земельные споры
  • И др.
Однако, если есть хоть малейший шанс закончить дело мировым соглашением, то мы прикладываем все усилия, чтобы усадить спорящие стороны за стол переговоров.


Гришин Антон
Партнер, юрист
Павлова Полина
Адвокат, партнер
Специалисты практики
Юристы GP&partners одержали победу в споре о досрочном расторжении договора
Сфера деятельности клиента

Электроника

Описание ситуации

Между Компанией А и Компанией Б был заключён договор поставки оборудования на 25 млн. руб. Компания А перечислила предоплату в размере 10 млн. руб. Через некоторое время, когда Компания А должна была заплатить оставшуюся часть денежных средств, однако она этого не сделала, ссылаясь на то, что после заключения спорной сделки ФНС провела в отношении них проверку и доначислила крупную сумму налогов, тем самым поставив Компанию А в тяжелое финансовое положение.

Компания А использовала данное обстоятельство для того, чтобы расторгнуть договор с Компанией Б и вернуть предоплату. Юристы Компании А ссылались на то, что проверка и доначисления – это существенное изменение обстоятельств, из которых компания исходила, когда заключала договор поставки. В этом случае ст. 451 ГК позволяет расторгнуть сделку.

Интересы Компании Б представляла команда юридической группы Гришин, Павлова и партнеры. Мы не согласились с доводами Истца и ссылались на то, что произошедшие события нельзя назвать существенным изменением обстоятельств. Однако суды первой и второй инстанции посчитали требования Компании А справедливыми и вынесли решение о возврате предоплаты. Такая позиция судов нас не устроила, и мы пошли в кассацию.

Результат

Арбитражный суд Московского округа отметил, что предпринимательская деятельность носит рисковый характер. Истец заключал договор по своей инициативе, при должной осмотрительности он обязан был учесть экономическую ситуацию и спрогнозировать ухудшение своего финансового положения. Он посчитал, что данные обстоятельства не являются существенными обстоятельствами для того, чтобы расторгнуть договор и возвратить неустойку. В итоге в иске было отказано со всеми вытекающими последствиями.

Вернули клиентам украденные пенсионные накопления, переведенные в НПФ «Эволюция»

Описание ситуации:

Сразу несколько физических лиц обратилось к нам за помощью в возврате пенсионных накоплений, переведенных без их ведома из Пенсионного Фонда РФ в частный негосударственный пенсионный фонд «Эволюция» (ранее – НПФ «Нефтегарант», НПФ «Согласие»). Как следовало из предоставленных Клиентами документов от их лица в адрес Пенсионного Фонда РФ были поданы копии договоров с НПФ, а также анкеты-заявления на перевод сбережений в адрес негосударственного пенсионного фонда. Все указанные документы содержали недостоверные подписи Клиентов и подавались через отделения ПФР в Республике Коми, в то время как никто из наших Клиентов в тех краях никогда не был. Нашими юристами были приняты оперативные действия по подаче исковых заявлений в Замоскворецкий районный суд г. Москвы (по месту нахождения НПФ) с требованиями о признании договора с НПФ недействительным и о возврате сбережений Клиентов в адрес Пенсионного Фонда РФ.

Результат:

В результате рассмотрения дел в суде, юристами GP & Partners было заявлено, что представленные в адрес суда документы, свидетельствующие о наличии отношений по обязательному пенсионному страхованию между нашими Клиентами и НПФ «Эволюция» являются подложными. В связи с указанными обстоятельствами мы просили суд о назначении почерковедческих экспертиз с целью установления факта фальсификации подписей от имени наших Клиентов.

По результатам проведенного исследования, судебными экспертами были сделаны однозначные выводы о том, что подписи, выполненные от лица наших Клиентов, являются поддельными.

На основании материалов судебной экспертизы и слаженных действий нашей команды, суд вынес решения о признании договоров пенсионного страхования с НПФ «Эволюция» недействительными и обязал негосударственный пенсионный фонд вернуть в адрес Пенсионного Фонда РФ все средства пенсионных накоплений Клиентов, а также проценты за весь срок неправомерного пользования ими и средства, сформированные за счет дохода от инвестирования накоплений Клиентов.

Клиент возместил понесенные расходы на выплату страхового обеспечения работнику, работающему по совместительству.

Дело № А40-190686/2019
Сфера деятельности Клиента:

Оказание медицинских услуг населению.

Описание ситуации:

Фондом социального страхования РФ (ФСС РФ) в отношении нашего Клиента была проведена камеральная проверка правильности расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, по результатам которой ФСС РФ не принял к зачету расходы, понесенные Клиентом на выплату страхового обеспечения в отношении сотрудницы, работающей у Клиента по совместительству, и пребывавшей в тот момент времени в оплачиваемом отпуске по беременности и родам. Не согласившись с позицией Фонда, Клиент решил обжаловать такое решение в судебном порядке.

Результат:

В результате рассмотрения дела в Арбитражном суде г. Москвы, нашим юристам удалось доказать незаконность действий Фонда социального страхования.

В соответствии с положениями Федерального закона «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» работник, работающий по совместительству у нескольких работодателей, вправе по своему выбору обратиться за выплатой страхового обеспечения либо по всем местам работы, либо по одному из них. При этом учитывается, что застрахованное лицо, на момент наступления страхового случая, два предшествующих календарных года должно работать либо у этих, либо у других страхователей (работодателей).

Общая позиция Фонда сводилась к тому, что Клиент произвел расчет и выплату пособия в отношении сотрудницы, которая, работая по совместительству, не проработала у него полных два года. Фонд указывал, что соответствующую выплату ей уже произвели по основному месту работы, а на получение иной выплаты, по второму месту работы, у нее просто нет прав.

Такая позиция Фонда социального страхования шла вразрез с нормами действующего законодательства и показалась суду несостоятельной.

Во-первых, нашими юристами в материалы дела были предоставлены доказательства того, что работница, не меняя мест работы, последние пять лет была трудоустроена по основному месту работы, чем соблюдалось условие для обращения за страховой выплаты сразу по всем местам работы.

Во-вторых, судом сделан вывод, что ни в одном из положений закона не предусмотрена обязанность лицам, работающим по совместительству, отрабатывать полные два года по каждому из мест работы. Позиция Фонда, в данном случае, была ничем не подкреплена.

Суд признал решение ФСС РФ незаконным и обязал возместить Клиенту все понесенные расходы на выплату страхового обеспечения.

Клиент освобожден от штрафа в размере 800 000 руб. (работники без патента и разрешения на работу).
Сфера деятельности Клиента:

Строительство, проектирование, фасадные работы.

Описание ситуации

Клиент осуществлял работы по облицовке объекта. На этом объекте сотрудниками МВД России проводилась внеочередная проверка соблюдения иностранными гражданами миграционного и трудового законодательства. В день проведения проверки Клиент пригласил на объект новых сотрудников (иностранные граждане) для заключения с ними трудового договора и для осмотра объекта. В результате проверки сотрудниками МВД России были задержаны иностранные граждане, помещены во временный изолятор, составлены протоколы.

Клиенту грозил минимальный штраф в размере 800 000 руб. (по 400 000 руб. за каждого нелегала).

Результат

На следующий день после задержаний мы отправились в один из районных судов Москвы, чтобы отследить, когда привезут иностранцев нелегалов для проведения слушаний.

Как и ожидалось, доблестные сотрудники полиции составили материалы по всем нелегалам как под копирку, а сами нелегалы были запуганы до такой степени, что были готовы подписать любой документ лишь бы их отпустили.

В результате долгих дебатов и прений с сотрудниками полиции в судебном заседании нам удалось добиться отмены составленного сотрудниками МВД протокола о привлечении иностранных граждан к ответственности, что впоследствии стало спасением для Клиента от совокупного штрафа в размере 800 000 рублей.

Юристы GP&Partners снизили размер неустойки с 75,2 млн. рублей до 1,2 млн. рублей.

Дело № А76-4883/2019
Сфера деятельности Клиента:

Поставка металлорежущего и обрабатывающего инструмента (сверла, резцы, пластины, фрезы и др.).

Описание ситуации:

Клиент осуществил поставку металлорежущего инструмента в адрес Заказчика на сумму 23 миллиона рублей. В связи с нежеланием Заказчика оплачивать сумму поставленной продукции, Клиентом был подан иск в Арбитражный суд Челябинской области о взыскании указанных денежных средств. В ходе рассмотрения дела, Заказчиком был подан встречный иск о взыскании с нашего Доверителя неустойки за просрочку поставки товара в сумме 75 миллионов рублей. Заказчик указывал, что поставка продукции по всем товарным накладным была осуществлена с существенным нарушением срока, согласованного сторонами в спецификации к договору. Заказчик просил взыскать неустойку в размере 0,1%, начисленную на общую цену договора (424 420,89 долларов США) с даты подписания каждой из накладной по дату подачи встречного иска.

Результат:

В ходе подробного анализа встречных требований Заказчика, юристами GP&Partners было установлено, что поставка каждой товарной позиции по договору (и спецификации) осуществлялось несколькими партиями и разными товарными накладными. При этом Заказчик не имел права начислять неустойку сразу на все единицы товара в товарной накладной и на всю сумму товарной накладной, от даты ее подписания до даты подачи встречного иска, потому что в соответствии с условиями спецификации к договору, по большинству позиций товара предельный срок их поставки еще не наступил. Нам удалось сопоставить каждую единицу товара в товарной накладной с единицей товара в спецификации, сравнив предельный срок ее поставки по договору с фактическим по накладной. Таким образом, мы произвели свой контррасчет суммы неустойки, на которую потенциально мог бы претендовать Заказчик. Максимальная сумма требуемой неустойки не могла превышать 20 044,85 долларов США, что по текущему курсу составляло ~1 миллион 280 тысяч рублей.

В ходе судебного заседания, юристы компании Grishin, Pavlova & Partners обратили внимание суда на несимметричность ответственности сторон по договору. Так, ответственность Заказчика за несвоевременную оплату поставленного товара составляла 0,01% (одну сотую процента) от суммы неоплаченного товара за каждый день просрочки, а ответственность Клиента (Поставщика) за несвоевременную поставку товара составляла 0,1% (одну десятую процента) от общей цены договора за каждый день просрочки. Сложилась ситуация, при которой положение сторон по Договору и мера их ответственности изначально не равны между собой. Судебная практика указывает на недопустимость подобной ситуации (Постановление 9 Арбитражного апелляционного суда по делу № А40-13224/2018).

В своем отзыве на встречный иск Заказчика мы также указали, что взыскание неустойки от общей цены договора противоречит нормам действующего законодательства и сложившейся судебной практики. Условие о начислении неустойки на общую сумму договора, а не на стоимость просроченного обязательства является злоупотреблением правом (ст. 10 ГК РФ, постановление ВАС РФ от 15.07.2014 г. № 5467/14; постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.12.2015 г. по делу № А40-26866/2015). Превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции (Определении Верховного суда РФ от 10.09.2018 г. по делу № А12-23087/2017).

В ходе рассмотрения дела, благодаря профессиональным действиям наших юристов, аргументированной и сильной позиции, озвученной в суде, Заказчиком было предложено заключить мировое соглашение, по которому Заказчик согласился погасить сумму задолженности перед Поставщиком за вычетом рассчитанной нами суммы неустойки в размере 20 044,85 долларов США, отказавшись от ее остальной части, в размере 74 миллионов рублей. Арбитражный суд Челябинской области мировое соглашение утвердил, производство по делу прекратил.

На настоящий момент Заказчик исполнил свои обязательства по мировому соглашению и выплатил денежные средства в адрес нашего Клиента.

Суд взыскал по требованию Страховой компании с должника по договору суброгации сумму в размере более 10 млн. рублей.
В рамках дела о взыскании денежных средств на основании суброгации в размере 10 440 926,75 рублей наши юристы представляли венгерскую страховую компанию, которая заявила исковые требований о выплате указанной суммы к Ответчику – российскому юридическому лицу.

Наши исковые требования были мотивированы тем, что между Ответчиком (покупатель) и третьим лицом из Венгрии (поставщик) был заключен контракт – договор поставки. Поставщик осуществил поставку, однако поставленный товар Ответчиком так и не был оплачен.

Между Истцом и поставщиком товара был заключен договор страхования. В связи с отсутствием оплаты со стороны Ответчика в пользу поставщика, поставщик переуступил Истцу право требования к ответчику, поскольку в связи с наступлением страхового случая в рамках страхового возмещения Истцом было выплачено поставщику 10 440 926 (десять миллионов четыреста сорок тысяч девятьсот двадцать шесть) российских рублей 75 копеек.

Таким образом, кредитором ответчика по исполнению обязательства по уплате данной суммы являлся Истец.

Ответчик в данном деле пытался добиться признания договора переуступки, заключенного между Истцом и поставщиком, ничтожным, суть доводов Ответчика сводилась по сути к разрешению вопроса о возможности применения положений пункта 3 статьи 388 ГК РФ об ответственности цедента перед должником за осуществление уступки к установленному в договоре поставки запрету передавать права и обязанности по договору иным лицам без согласия другой стороны, требованию, возникшему из договора, содержащего названный запрет, и последствий, которые могут возникнуть в случае невозможности применения данной нормы.

Между тем, в рамках данного разбирательства судом были приняты во внимание доводы, подготовленные нашими юристами:

1) Нами было доказано, что в соответствии с законодательством Венгрии, которое подлежало учету при рассмотрении дела, данную уступку права следует классифицировать применительно к законодательству Российской Федерации именно как суброгацию, поскольку исходя из юридического толкования правовых норм следует, что уступка была совершена именно в рамках реализации Истцом своей обязанности по выплате страхового возмещения поставщику и возникновения в связи с этим у него права требования к должнику, чьи действия повлекли наступление страхового случая. Описываемая ситуация в рамках российской правовой системы подпадает под институт суброгации, предусмотренный гражданским законодательством. В связи с этим отсутствуют основания для признания данной сделки недействительной, так как предусмотренный в договоре запрет уступки прав по договору не распространяется на отношения в рамках суброгации.

2) Нами также было доказано, что действия Ответчика являются недобросовестными, в связи с чем сделанное в любой форме заявление о недействительности (ничтожности, оспоримости) сделки не имеет правового значения.

Ответчик, получивший надлежащее письменное уведомление о состоявшейся уступке прав на взыскание спорной суммы, а также претензии о перечислении денежных средств, не предоставил исполнение ни первоначальному, ни новому кредитору. При указанных обстоятельствах ссылка ответчика на наличие пороков сделки об уступке задолженности, которую он должен уплатить в силу обязательства по договору, рассматривается в качестве недобросовестного поведения, направленного на неисполнение своих обязательств, как первоначально перед стороной договора, так и впоследствии перед истцом, который получил право требования указанных денежных средств.

Таким образом, суды трех инстанций согласились с позицией наших юристов и пришли к выводу, что истец вправе требовать взыскания спорной денежной суммы, данная сумма была взыскана в полном объеме.